Скрыть:

Цветочки

ЦВЕТОЧКИ


Открытый космос пах фиалками и морозной свежестью. Она смотрела в проём бесполезной уже двери, придирчиво оценивая искорки далеких звезд, и думала о том, что где-то там, в невообразимой дали, такая же юная женщина точно также сосредоточенно всматривается в черноту мироздания, пытаясь уловить намек на что-то родное, похожее, щемящее и безумно хрупкое. Родного осталось мало. Крохотная прогулочная космояхта с разбитыми дюзами висела в чернильной пустоте, а на нее, незаметно для человеческого глаза, медленно, но неуклонно, надвигалась громада Юпитера.

Щёлк.

- Кто я? Медленный сон твоего разума? Личность, вплетенная в кокон безумных ассоциаций?

- Ты – Юнифь.

- Не хочу быть Юнифью. Меня зовут Юля. Хочу свернуться в маленький клубочек, хочу вернуться в состояние зародыша, не имеющего имени и мира. Хочу быть обернутой вокруг себя теплым материнским телом. Хочу спать.

- Не спи. Ты – Юнифь. Ты отсвет черного блеска. Тебе не в кого возвращаться. Ушедшие из матери не возвращаются.

Юлия встрепенулась от внезапно прозвучавшего нечеловеческого цинизма, легким шепотом проскользнувшего в ее мозг, и окончательно очнулась. Огромная, черная, как сам космос, фиалка еще больше увеличилась в размерах, воздух в кабине межпланетника был пересыщен кислородом и озоном. Лепестки цветка отливали обсидиановым блеском, как будто на самом деле были выращены из самого тёмного вулканического стекла, тянулись по изгибам человеческого тела, жадно улавливая неровное дыхание, росли. И шелестели, издавая едва слышные, но вполне различаемые звуки, слагающиеся в человеческие слова:

- Не спи. Ты – Юнифь. Ты – наша надежда. Ты ближе, чем Солнце, ты кормишь нас, мы делаем воздух для тебя. Мы живём вместе. Мы говорим.

Воздух. Воздух, это то, чем дышат. Она вспомнила!

Щёлк.

Голова кружилась от переизбытка кислорода, и девушка чувствовала, что находится в состоянии полубреда, сидя на полу возле уродливого библиотечного шкафа, наполненного такими редкими, бесценными книгами из бумаги. Это вам не флеш-кристаллы, бумажную книгу можно ощутить, потрогать, прикоснуться к пожелтевшим страницам, ласкающим пальцы, ощутить ее тепло… Старые вещи обладают особым теплом. Вот и отцовская трубка - тоже такая теплая и живая, стоит рядом с книгами благородным украшением, отсвечивая полированным самшитовым боком. В мешочке – любимый его табак с вишневой отдушкой, рядом ложечка для чистки. Зажигалка. Я – Юля.

Щёлк.

Был удар. Сорвавший ее с кресла и бросивший избалованное девичье тело к подножию этого чудовищного гроба для книг, занимающего всю стену каюты. Была боль, растянутая на несколько световых минут в пространстве, и непонятно на сколько часов во времени. Была фиалка. Нет, неправильно. Фиалка есть. Фиалка здесь. Фиалка насыщает эту кабинку кислородом, и потому ты чувствуешь себя пьяной. Юля. Рыжая и безбашенная. А Фиалка чёрная.

Щёлк.

- Господи! Вот оно, решение, как избавиться от лишнего кислорода! Сознание внезапно прояснилось, руки перестали быть ватными. Трубка.

Щёлк.

Курить Юля не умела, пробовала как-то, однажды в жизни, и до сих пор не могла позабыть ощущение мерзости и тошноты, поэтому вариант с трубкой был сразу же отброшен. Но зажигалка понадобилась. Через полминуты вырываемые из толстой книги листы подверглись аутодафе на блестящей плоскости извлечённого из бесконечных недр того же шкафа серебряного подноса, наполняя помещение дымом. Бессмертный «Капитал» Маркса выполнял необычную для него роль – спасал жизнь.

- Ах… - восхищенно прошелестела обсидиановая фиалка, наслаждаясь углеводородной смесью, и выпустила почку.

Щёлк.

- Какая из меня Юнифь, – подумала девушка, и с наслаждением сменила опьяняющее полузабытье на здоровый, отрезвляющий сон в пахнущем дымом, но таком приятном, не перенасыщенном кислородом воздухе. Как будто у костра спишь…
Откуда-то из неведомых глубин памяти всплыло такое дорогое имя – Юля.

- Юлька я. Зеленоглазая Юлька Пантелеева.. ева.. ева… вах… Не спи.

Но сон был сильнее.

Щёлк.

Очнулась она от переполнившего ее сексуального возбуждения, обнаружив себя лежащей на мягком половом покрытии возле этого кошмарного шкафа, совершенно голой. Тело горело, изнывало, и мечтало отдаться кому угодно, вот именно сейчас, именно в это мгновение. Не медля ни секунды. Грудь напряглась, и крупные, далеко выпирающие вперед соски – ее тайная гордость – уже напоминали артиллерийские башни сторожевого линкора, по краям увенчанные пулеметными гнездами небольших, чувственных бугорков. Под грудью по изящным изгибам нежного девичьего тела плыл черный ствол обсидиановой фиалки, лаская веснушки своими лепестками. Самый верхний лепесток скрутился вокруг соска левой груди и слегка пульсировал, прямо над сердцем, доставляя всему неискушенному девичьему организму сладостную, томную негу. Юля охнула, дернулась, и почувствовала, что правая грудь тоже заключена в этот черный, удобный, ласковый, но никуда не отпускающий кокон.

- Ты не Юля. Ты Юнифь. К нам тебя привели Юнифью – послышался шелест, и девушка почувствовала, как по внутренней стороне ее бедер ползёт что-то теплое, живое, чуждое и… и все равно, невообразимо приятное, несмотря ни на что. Это что-то немножко помедлило, словно изучая, лаская трепещущую от возбуждения девичью плоть, раздвинуло, нашло нужную точку, провело листком вокруг набухающего бугорка, заставив испытать невообразимое блаженство, и медленно, нежно, чувственно и настойчиво стало проникать в ее тело.
Что-то томное проросло между пальцев ног, увеличивая наслаждение.
Что-то тонкое и восхищающее принялось массировать кожу на затылке, легко и безболезненно перебирая пряди волос...
Что-то коснулось губ.

- Тебе ведь так приятно – шелест из-за предела понимания…

- Ах…

Щёлк.

- Почему вы на моей яхте?

- Твоя яхта при парковке зацепила дюзами поверхность Деймоса. Если бы Анджело не поспел вовремя, и не залил статиком лопнувшее стекло иллюминатора – ты была бы мертва.

- Анджело? Какой Анджело? Это тот самый отшельник-извращенец, живущий в поясе астероидов? Которого никто поймать не может?

- Анджело Пубертато, да. Человек. Он прилетал за нами на Деймос. И почему ты называешь его извращенцем? Он ведь спас тебя, и пальцем к твоему телу не прикоснулся.

- Почему тогда моя яхта не на Деймосе? Не в Марсианском порту? И где сам этот Анджело?

- Слишком много вопросов. Но мы ответим. Нам нужно размножаться. Нам нужны Каллисто и Европа. Примерно туда мы и падаем, как это для нас запрограммировал Анджело.

- Получается, что вы… вы используете меня! Мою яхту!

- Тебе ведь тоже приятно размножаться? Можем сообщить, что мы вырастили из себя твою копию для Анджело. Надеемся, и ему, и тебе это приятно.

Щёлк.

Кошмар. В памяти девушки молниеносно пронеслись отрывки событий двухлетней давности.Все мировые каналы наперебой рассказывали историю, как сбежавший с Земли сексуальный маньяк Анжело Пуберито украл из школы целый класс – двенадцать двенадцатилетних девушек. А позже вернул их в целости и сохранности. Только снял с них копии с помощью черных фиалок, растущих на Деймосе. Средства массовой информации мгновенно переиначили его фамилию, и вместо никому не известного Пуберито появился улыбчивый Пубертато. Самый известный извращенец человечества, прячущийся в поясе астероидов. И это существо спасло ее, Юлю! Или Юнифь? Или копия без имени? И теперь Это развлекается с ней, выращенной из черных цветов. Тринадцатой.

Щёлк.

- Боже… Юля? Или Юнифь? Кто я?

- Ты - Юнифь. Ты раньше была Юлей. Юлия Леонидовна Пантелеева... ева. Ева!

- Зачем я вам?

- Ты будешь нашей прародительницей на Каллисто. Началом рода. Юнифью. Прекрасным созданием, неуничтожаемым, не боящимся космического холода. Ты ни о чем не пожалеешь.

Юля внезапно расхохоталась.

- И кто же у нас тогда будет Адамом? Анджело? Или ты, цветущая гусеница Деймоса?

- Поздно. Не юродствуй. Не злись. Ты – Юнифь. Я – Фиалка. Тебе нужен кислород, мне нужен углекислый газ. Вместе мы – идеальная пара, как для перемещения, так и для размножения. Пройдет совсем немного времени, и наш симбиоз завершится перевоплощением твоего тела. Впрочем, может быть, уже завершился. Ты сможешь не дышать годами. И это спасет твою жизнь – заклеенный Анджело иллюминатор не выдержит первой серьезной встряски. Не бойся, мы не зацепим Юпитер, мы падаем на Каллисто. А там атмосфера очень разряженная. Но тебе, как и мне, все равно нужна эта газовая субстанция. Для размножения и общения. Мы устали молчать на Деймосе.

Щёлк.

Юля почувствовала внутри себя Фиалку, и ей вдруг стало неприятно.

- Выйди из меня. Не хочу сейчас с тобой разговаривать. Мне нужно подумать.

Юнифь? Юлия? Юлька Пантелеева? Ева?

Она протянула освободившуюся руку, и пальцы, повинуясь ее мысленному приказу, развернулись в трепещущие черные лепестки. Вот оно, значит, как… Легко встала, нагая и свободная, и взялась за ручку двери, ведущей в никуда.

Щёлк.

Громадное тело Юпитера гигантским ониксовым шаром плыло наискосок где-то в стороне, заслоняя весь дверной проем, и Юнифь с неподдельным любопытством рассматривала его желто-коричневые полосы. В углу кабины, лишенная мгновенно улетучившейся атмосферы, мудро помалкивала огромная обсидианово-черная Фиалка, и ее запах смешивался с морозной свежестью наполнившего каюту открытого космоса. Ошеломляюще большого космоса. Вмещающего всё. А говорили, пустота не пахнет.


Оказывается, здесь можно жить. И растить цветы, на которые кто-то смотрит издалека...

Щёлк.

Комментарии (10)

  1. Пацак
    Бросай не бомбы а семена
    ОмарХайям 7 февраля 2017 10:40 #1448757
    Фото шоп это нах сто пудово ! феки ))))))))) rasta

    Рубин весенний Солнца засиял ! в Моей руке гашиш~ещё возьми сандал ! один крапаль певучей лютней сделай , другой зажги , чтоб МИР благоухал ...
  2. Гравицапа
    Rayder69 7 февраля 2017 10:45 #1448758
    Костя gentleman кури rasta пиши haha good
  3. Гармошечник
    От всех убегу!
    punish
    COLOBOK 7 февраля 2017 10:45 #1448759
    Напомнило сразу две повести: "Мастерская для Сикейроса" Панасенко и "Витки" Желязны. book

    Не дождётесь!!!
    Цинизм - признак слабого характера, за которым прячется маленькая девочка, плачущая в чулане.
    (|__/)
    (='.'=)
    E[:]|||||[:]З
    (")_(")
    Я Модератор
    Не криво, не боян, не хуйня - на главную clever
    Если тебя во мне что-то не устраивает - то можешь взять барабан
    и возглавить колонну идущих на хуй!
    1. Гравицапа
      Rayder69 7 февраля 2017 10:51 #1448760
      Желязны, знатный нарик yes
  4. Ахуевший
    навигатор666 7 февраля 2017 10:56 #1448761

    exacerbatione primum
  5. перfffоратор
    jefff 7 февраля 2017 10:57 #1448762
    щёлк

    напиши лучше про Юльку Бургер, а не про Юльку Пантелееву и успех тут гарантирован. Что нибудь типа "Бургер и кривизна торсионного поля в свете мытых ног"

    щёлк

    a_3

    С параноидальным приветом,
    jefff.
  6. שלג
    Никогда мы не будем братьями .
    zima 7 февраля 2017 12:05 #1448776
    Ржу сижу ... Неужели эта писанина востребована ?
  7. КиркороФФ
    Einigkeit, Recht, Freiheit
    driller86 7 февраля 2017 13:33 #1448795
    Открытый космос пах фиалками и морозной свежестью
    да ну нахуй

    Когда у общества нет цветовой дифференциации штанов, то нет цели!
  8. Ахуевший
    навигатор666 7 февраля 2017 14:20 #1448816
    Цитата: driller86
    Открытый космос пах фиалками и морозной свежестью
    да ну нахуй

    ДААААААААаааааа.......он пах фиалками...


    exacerbatione primum
  9. Пацак
    Satanail 13 мая 2017 19:18 #1480323
    хуйня pulimet

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.