Скрыть:
1.

Купили мы этот киоск аккурат 15 декабря. За 500 долларов, вместе с оборудованием для разлива пива. Зима. Вьюга. Холод - аж пиздец. Какое тут нахуй пиво? Да и сам киоск располагался на конечной остановке автобуса №2. Тут только местные из частного сектора и дачники. А где взять дачников в это время года? В общем полный ахуй и утопия. Пивной бизнес пшикнул и погас как мокрая спичка. Мы купили кегу с «жигулевским», и включив тен на 1.5 кВт, сели в тягостном молчании. Влад насифонил две кружки свежего напитка.
- Ну и хуле, теперь? – спросил я в сторону, прихлебнув пива.
- Пиво пить – куртуазно ответил Влад.
- Какое блядь, пиво?
- Жигулевское, мы ж теперь бизнесмены, ну типа ИП…
- Мы идиоты – предприниматели, нам надо пиво продавать и гнаться за прибавочной стоимостью, ты че, Маркса не читал?
- Не я больше фантастику и Бёрджеса, а пиво заебись…
- Пиво заебись, а вот наше предприятие нихуя не заебись!
- Все устроится, не ссать, клиенты будут.
Начало так себе, но потом норм. :)

Везунчик

Биография

Приветствую, меня зовут Фёдр, Фёдр Визуков и я на удивление доволен своей жизнью, несмотря на всевозможные "прелести" моей жизни. Итак, немного о мне…
Родился в небольшой деревушки Зайчиха, на Украине. Основана была каким-то идиотом в 1823 году, ибо на той земле ничего не росло. Где-то в 70-х по причине активного размножение зайчишек, пришлось уехать из деревне, ибо перспектива быть зат***ными зайцами нас никак не возбуждала. А уехали мы страну X (название которой я от вас пока скрою, и будет это великой тайно до неких пор), в небольшой городок Москва.
1977

Ба... ба... ап... ага... гу... гага... да... ма..

1978

Дай!... кака... аты...аты... дай! на! дык-дык... ам-ам... ап... мама ...ать...на...аф-аф!...да... дак.. папа... биби... мама... мама...

1979

Наса Таня гомка пачит
Уанила в ечку мячик
Тисы Таничка ни пачь
Ни утонит вечке мяч
Подул холодный, пронизывающий ветер и швырнул Андрею в лицо пригоршню колючего снега. Андрей проморгался, накинул на голову капюшон комуфлированной спецназовской куртки и заерзал, устраиваясь поудобней в лёжке. По его расчетам ждать оставалось еще около получаса. Затем на все- про у него было около пяти секунд. Но он справится, он успеет. Закрыв глаза, парень углубился в воспоминания.
Ему пять лет. Новый год, в углу комнаты стоит ободранная елка, увешанная бумажными игрушками и мишурой. Андрей лежит на животе под ней и старательно выводит печатными буквами письмо Деду Морозу: «Дедушка Мороз я хачу солдатиков и кастюм мушкитера. И шпагу хачу». Сворачивает письмо и кладет под елку. Елка вкусно пахнет смолой и ее аромат разбавляет застоявшийся в квартире запах вечного отцовского перегара, сигарет «Астра» и грязных носков. Потом бежит к своей кроватке, ложится и натягивает одеяло по самые глаза, стараясь поскорее уснуть, чтоб наступило утро нового года и под елкой его ждали подарки.
23 ноября 2008
На днях Туська написала притчу. Сама написала, без чьей-либо помощи.

«В море. Насамуи глубине. Жыл человек. Алеша. он жыл в мори. Что бы не кого не обижат. У него был друк. Вася. Вася был камбала. вася думал. Что он оченн красивыи. Вася хотел жыт на улицы в Аква реуме. Что бы люди говорил и какои онн красивыи. Пришли люди с Сатком. Люди помали Васю. Вася сам по палсе. Васю посадили в Аква Реум в ресторане кофе. Васю посадили что бы его потом под жареит. Вася плакал. Люди пришли и говарят. Вася не красивый. Вася плохой. Люди не стали жарит Васю. Вася не красивыи его не иедят. Вася был рад. Что он не красивыи. Вася пла вал и пел».
На днях Туська написала притчу. Сама написала, без чьей-либо помощи.

«В море. Насамуи глубине. Жыл человек. Алеша. он жыл в мори. Что бы не кого не обижат. У него был друк. Вася. Вася был камбала. вася думал. Что он оченн красивыи. Вася хотел жыт на улицы в Аква реуме. Что бы люди говорил и какои онн красивыи. Пришли люди с Сатком. Люди помали Васю. Вася сам по палсе. Васю посадили в Аква Реум в ресторане кофе. Васю посадили что бы его потом под жареит. Вася плакал. Люди пришли и говарят. Вася не красивый. Вася плохой. Люди не стали жарит Васю. Вася не красивыи его не иедят. Вася был рад. Что он не красивыи. Вася пла вал и пел».
Ночь. Лежим с мужем под одеялом. Разговоры в тишине:
Муж (М) А через годик у нас будет маленький...
Я. Ага, будет.
М. Хорошенький, на тебя похожий...
Я. Или на тебя.
М. Скорее бы, я прям как коляску на улице вижу - у меня сопли текут. То ли от зависти, то ли от умиления.
Я. А я рекламу памперсов смотреть спокойно не могу. Аж рыдаю...
Ебать, идиллия. Едем дальше.
М. Будешь с ним летом на дачу ездить отдыхать...
Я. Ко мне или к тебе?
21 ноября 2008
«- А что вы, господин ротмистр, думаете о влиянии Ван Гога на французский постимпрессионизм в целом? – спросил меня корнет, пригубив бокал превосходного “Pommard” урожая 1905 года.
Я помолчал, задумчиво дожёвывая кусочек отменно приготовленной “canard aux oranges d’Espagne”, с восхитительно хрустящей корочкой, утки по-испански, с дольками апельсина, и веско ответил:
- Понимаете, корнет, я считаю его творчество несколько вульгарным, мне лично ближе работы экспрессиониста Модильяни как более концептуальные, особенно если рассматривать этот вопрос в рафинированном аспекте! – и промокнул губы белоснежной крахмальной салфеткой.
В полумраке павильона, драпированного старинными гобеленами XVIII века, потрескивали дрова в камине, свечи, оплывая, роняли капли воска на бронзовые подсвечники…»
Ну-ну, размечтался! На самом деле мы сидели с участковым на опой… ой, на опорном пункте, пропахшем пылью, сигаретным дымом и мышами. На столе стояли почти опустошённая бутылка водки «Праздничная» и практически доеденная «братская могила» - банка сайры.
19 ноября 2008
- Где пульт?
- Папа, опять футбол? Я кино смотрю.
Бросив взгляд на экран:
- Чо за кено? Уроки сделала?
- Сделала. Интересное. Про пионерский лагерь.
Перестав искать спрятанный находчивой дочкой пульт, заинтересовался и присел рядом. Уж больно заворожило меня это словосочетание: "пионерский лагерь".

* * *
Не секрет, что для многих вопрос, песдатее было в Союзе или хуже, так и не имеет ответа. А тех, кто знает ответ, примерно поровну. Неважно, что думаю по этому поводу я, и даже ты, читатель. Щас не об этом.
Убежден в одном. Такая вещь как пионерская организация им. В.И. Ленина достойна только самых лучших слов. ВЛКСМ, КПСС - уже конечно не то, это уже организации, пропитанные идеологией и системой.
Вся страна сидит в «Одноклассниках». И вся эмиграция тоже. Пожарные сидят между пожарами, а иногда вместо, милиционеры зависают, врачи, банкиры с охранниками, домохозяйки и, разумеется, менеджеры среднего звена. Им-то сам Бог велел - компьютер на столе, начальник на деловой встрече, зам. начальника на работе, но тоже в «Одноклассниках», школьную любовь ищет… Все на сайте, все поголовно, и не только люди – депутаты попадаются! - один Ваня Лепёшкин там не сидит. Он то в тюрьме сидит, то дома на диване и без всякого компьютера. Но однажды – он как раз дома сидел, не в тюрьме - подарили ему компьютер. Ну как подарили – отдали. Ну, даже не отдали, а он сам попросил. Ну не попросил – взял и всё. Двери запирать на ночь надо, не в деревне живёте. Так вот – появился у него компьютер и Ваня сразу в эти «Одноклассники» зашёл, на друзей-подруг школьных посмотрел. Очень расстроился, очень. Какие там фотографии! Правда, у всех почему-то одинаковые. Бабы сначала на фото с ребёнком, потом в купальнике на море, если фигура позволяет.
Служил я тогда в милиции. Сержант - старший автопатруля. Машина - Жигули шестерка, раскрашена под канареечку, мигалочки, сирена, все дела. Служба как служба - катайся по району, да покуривай.
И вот как-то раз уселся к нам замполит РОВД - Муромов Олег Васильевич. Службу ППС, говорит, проверю, да и вообще, посмотрю партийным оком, как да что. Подполковник уже, лет под пятьдесят мужику, тощий, да лысый, все к пенсии готовился.
Не любили мы его - не мент он был. По разнарядке из райкома назначенный. То ли бывший воин, то ли гебешник. Хрен его знает? Сухарь, службист, вечно привязывался на разводах, заставлял устав ППС читать, да правила применения оружия, и за отсутствие свистка или носового платочка жестоко карал.
Широка Русь, друзья мои. В ней, вы знаете, много дремучих заповедных лесов, высоких скалолазных гор, глубоких водных рек и плодородных землистых полей. Леса облюбовал разный лесной зверь, жук и суровый грибник. От гор сам не свой орёл, лыжник и добрый хач. Водоёмы заселил хитрый плодовитый карась. На бескрайних просторах полей правят бал сурок и крестьянин. По весне, чуть солнца луч согреет землю, крестьянин принимается пахать, и сеять, и боронить. Сурок жрёт. Летом крестьянину не до блядок, он косит траву, поливает и пропалывает помидоры. Сурок той порой жрёт. Осенью крестьянин собирает урожай, консервирует помидоры и ставит в теплый угол брагу. Сурок жрёт истово, предвещая наступающие холода. Зимой же усталый сурок спит. А крестьянин принимается жрать, и в этом никаких границ не осязает и осязать не хочет.
Наш Вовчанга, как и многие иные, произошёл из старинного крестьянского рода. Столетьями, из года в год, вовчангова семья закапывает в землю и выкапывает из неё же клубни картофеля. Весной зароют мелких и мало, осенью выроют много и больших. "Чудо!" – воскликните вы и разрыдаетесь. "Обычно дело" – небрежно бросят они в ответ и сноровисто поправят онучи. Так жили испокон веков. Себя кормили, скотов своих и городского жителя за деньги. Но вот настали новые времена, и родился на свет Вовчанга, и был он предпоследним мужчиной в роду, и получил образование верхнее, и трудился в городе, на должности. Однако на картофельно-земляные работы ездил исправно. Вот и этой весной, в один погожий день, из вовчанговой мобилы раздался тревожный гул звонка.
Ночь. Купе, заполненное тремя женщинами неопределенного возраста, их сумками и запахом свежесъеденной курицы. Я трясусь в такт поезду, везущему меня в Москву. Гляжу на часы: пол-третьего. Отчего же я проснулся?
Снизу слышится шепот соседок:
- Может, кому-то плохо стало? Сердце или астма…
- Неужели во всем поезде не найдется врача?!
- А до ближайшей станции больше часа, можно и не доехать.
Из репродуктора раздается неприятный мужской голос:
Как находчивый чел спас 12 человекоф...

Работал Степа как принято нынче говорить в IT-секторе. Нет, контора его была далека от мира высоких технологий, программного обеспечения и прочего. Это была небольшая фирма, торгующая оптом продуктами питания, а Степа там был одним единственным IT-специалистом. Круг обязанностей Степы был широк. Он был и админом, и программистом и мастером по железу одновременно. А по жизни Степан был студентом-вечерником третьего курса и в конторе этой пытался зарабатывать на жизнь.

Народу в офисе фирмы работало не много. Всего 12 человек, хозяйка фирмы и сам Степан. Компьютеры, которые были у всех сотрудников, были сделаны еще в прошлом веке и представляли из себя селероны 3 серии с Win NT 4 на борту. Каждый был укомплектован лупатым монитором 14 дюймов, грязной заросшей клавиатурой и мышой с шаром. Подобный технопарк просто не мог обеспечить нормальную работу. Современные программы с трудом ворочались на дряхлом железе, висли, слетали.
Букв действительно много! НО ЗАТО Какие!!!

Предыдущие поколения, уже прошедшие военные лагеря, стращали нас шмоном: дескать, на обратном пути офицерьё перед погрузкой в вагоны распишется на каждой найденной бутылке спиртного, которую потом надо будет предъявить на госекзамене в оригинале и нераскупоренной. С поправкой на это, гонцы накануне закупили по три предельно допустимые дозы ГСМ, при этом треть была оставлена в рюкзаках в качестве обманки, треть разлита по фляжкам и распихана по трусам, а остаток ждал до последней секунды в ячейке автоматической камеры хранения (благо, они находились прямо на перроне сердобского вокзала, и спрыгнуть-открыть-забрать-запрыгнуть было гавноу проблем, что мы на пару с Андрюхой Далецким в конечном счете и сделали).