Скрыть:
"- А-а-а! – шум цеха перекрыл взволнованный вопль кладовщицы Лиды. – А-а-о-а!
Я схватил её за плечи и несколько раз энергично встряхнул, как жадный ребёнок трясёт чужую копилку:
- Что случилось, Лида? Дефолт? Саакашвилли у ворот? Женская менструация?
- Палычу голову хуем пробило! Убило нашего Палыча хуем-то! А-ы-а! О-у-о! Хуем головушку проломило!!!
- Да не пизди, глупая баба! – я оставил её и бросился к станку токаря шестого разряда Палыча. – Не может хуй голову проломить! Тем более коммунисту!
У станка уже собрался народ. Товарищи молча обступили мертвеца. Тот лежал почти целый, не считая действительно проломленного седого жбана. Витала атмосфера срыва месячного плана. Фрезеровщики скупо рыдали…
План в тот месяц мы конечно обосрали процентов на тридцать. Лида перевелась в малярный цех и там сторчалась на ацетоне. А какой шутник зажал в шпиндель палычевого станка полуметровый каучуковый хуй, что, раскрутившись, погубил токаря, так и не узнали."
Тут коллега на свадьбу пригласила. Почему-то, блин, меня одного из офиса. Хотя ебали её, вроде, все мужики с работы. Ну и я разумеется. К слову, Танька немного не в моём вкусе. Толстовата, сиськи дряблые, чувство юмора своеобразное, пограничное, я бы сказал. Выебал. Из коллектива выделяться не хотелось. Я ж на хорошем счету в кампании.

И всё же, почему я? Что она нашла особенного во мне? Я размышлял об этом в оставшиеся полдня перед Танькиной свадьбой. Думал, пока чистил зубы, тужился на унитазе, пока готовил завтрак, пока гладил рубашку и брюки. Даже пока дрочил, тоже думал. И не находил ответа. Хуй мой - обычный. Короткий, пятнаха где-то, плюс-минус пару дюймов. Рыгаю. Моюсь и бреюсь по воле случая или скачков настроения. Дрочу опять же. То есть, ничем из коричневой массы таких же офисных крыс не выделяюсь. Что ты хочешь от меня, Татьяна? Чего же ты ждёшь? Какую подляну готовишь, сука?
- Фу, заебись! – Паша закончил ссать и стряхнул с члена последнюю каплю.
- Да и так уже заебался! – раздался сварливый голосок.
- Кто здесь? – вздрогнул чувак и обшарил взглядом совершенно пустой туалет.
- Это я – твой дружок! Кажется, так ты меня называешь? – слова доносились снизу. Паша глянул и не увидел ничего, кроме своего хуя. – Да-да, это я, твой многострадальный пенис!
- Какой еще в пизду пенис?! – возмутился пацан.
- Ой, только не надо про пизду! – взмолился голос. – Все, что я вижу в этой жизни – это унитаз, пёзды и изнанка трусов.
- Охуеть! Говорящий хуй! – Пашка покрутил залупу, пытаясь понять, чем там можно разговаривать.
В автосалоне

- Добрый день! Что вас интересует?
- Добрый день. Да вы знаете, вот машину себе присматриваю.
- Могу порекомендовать отличный вариант - Лада Приора.
- Прирора?
- Приора.
- Отечественный что ли?
- Да, российский. Очень хороший автомобиль, рекомендую.
- Хм.. ну а что в нем хорошего?
- Да вы знаете, практически все. Колеса хорошие, кузов хороший, двигатель - все хорошее. Если хотите могу рассказать подробнее.
- Да уж, будьте любезны.
- Лада Приора - новое слово в отечественном автомобилестроении..
- Я вас прошу, без лирических отступлений.
С минуту помялся перед зеркальной дверцей шкафа. Пиджак вроде больше стал, болтается как-то нелепо. Растянулся будто. Штаны погладил, носки сменил. Щетину с лица сбрил. Нормально, ёпта! Галстук – нахуй. В магазин же иду. Выгляжу не мерзко и этого достаточно. Туфли ободранные маркером закрасил. Порядок.

Этот магазин недавно здесь открылся. С месяц кажется. Витрина красивая, светящаяся вся. С картинками. Я когда с работу иду, всегда немного притормаживаю. Чтоб посмотреть. А зайти всё не решаюсь чё-то. Не так меня, наверно, родители воспитали.

По дороге заскочил в рюмочную. Несмотря на ранний час, там что-то делали несколько синегалов. Быдло типа меня. В три приёма хуячу стакан водки. Для храбрости, говорят, помогает. Вроде подействовало. Я как будто стал Шварцнэгером или ВанДамом. И почему говорят, что водка это плохо? Водка – это не плохо.
Вот я и дождался того момента, которого боялся лет с двенадцати. В пятницу слегка датый папа ввалился ко мне в комнату и торжественно произнес:
- Сынок, ты стал уже совсем большим и тебе пора знать, откуда появляются дети.
Я поспешно захлопнул страничку порносайта с фотографией, на которой охуевший школьник ёб весь педсовет. Достоинства местных училок я сравнивал с развитыми сиськами моих школьных подруг.

- Отлично папа, давно пора, сказал я с постным лицом, усиленно изображая интерес. Я слушаю.
Интересно: аисты, пчелы или вольный пересказ учебника биологии? - подумал я. И приготовился слушать.
- Эээ, я не большой мастак рассказывать, - сконфузился папа.
Я отлично знал, что мать послала его разговаривать со мной в отместку за то, что он в воскресенье с утра смылся с мужиками на рыбалку вместо обычной уборки. Поэтому я решил пойти ва-банк.
- Пап, а может быть, вы с мамой покажете? - подмигивая, произнес я.
Эта школа уникальна. Она не слишком уж хуевая. Но и не слишком уж пиздатая. Просто здесь сохранилась давняя традиция, когда в начале учебного года учеников просят написать сочинение про то, как они провели лето. Традиция, которая давно ушла в забвение и выкинута другими школами. За ненадобностью. Здесь она все еще жива. Другое дело, что лучше бы ее не было.

Первоклассница Жанна была настолько страшной, что уборщица замудохала ее шваброй в первый же день. Полуслепая Нина Николаевна решила, что в школу пытается попасть бродячая собака.

Второклассник Кирюшенька сумел допустить в своем сочинении на десять предложений двести тринадцать ошибок. Это стало рекордом школы.

Третьеклассник Володенька крепко получил бляхой по жопе от папы, когда тот проверял его сочинение на ошибки. Во-первых, папа наконец-то узнал, что на персидский ковер им сцыт вовсе не кот. Во-вторых, папе категорически не понравилось, что Володенька написал, мол, лето прошло бы отлично, если б отец не напивался каждую неделю водярой и не лупил сына от нехуй делать.
- Но, Зинаида Петровна! Мне же сам Олег Палыч подписал! – Едва не рыдал от отчаянья зав отделом маркетинга.

- Вот пусть Олег Палыч и выдает, а в кассе денег нет! – Бухгалтерша гневно захлопнула окошко выдачи, и оппонент прочел, болтающуюся на дверце табличку «Ушла в банк».

- Вот анаконда африканская, - прошипел он, потирая лысину, - чтоб тебя черти взяли, - и поплелся по коридору прочь.

Зинаида Петровна тем временем злобно покосилась на стену, из-за которой доносились проклятья зав отделом и не подозревающего о таком коварстве акустики.

- Шиш тебе, а не аванс! – Зинаида Петровна скрутила пухлыми пальцами жирный кукиш, ткнула им в закрытую дверцу и, продолжая возмущенно ворчать, полезла в стол за вязанием.
... и наконец запомните: при вскрытии брюшной полости пупок обходится справа - немного рисуясь перед студентками нарочито назидательным тоном произнес доцент Рацкий, и изящным движением указательного пальца нарисовал витиеватую кривую над животом трупа.
- А что, он живой? смотрите, у него эта штука встает - перешла на панический шепот симпотная, но чуть полноватая первокурсница.
- Не обращайте внимания, это остаточные реакции, так кто у нас сегодня режет?...
- Фубля, приснится же хуйня - подумал проснувшись в полной темноте Вася Желобок.
- часов семь утра - определил он по уровню эрекции - а нихера не видно...
И трусов нету, и вообще, блядь, где я?
У меня есть сестра. Младшая. Красивая такая дефка с сиськами, но но это сейчас. А лет пятнадцать-семнадцать назад она была беззубой лысой первоклашкой. Ради справедливости скажу, что я тоже была в то время лысой пятиклассницей. И вовсе не потому, что мы с Машкой такие красивые от рождения, а потому, что у нас, к щастью, были охуительные соседи: дядя Лёша, тётя Таня, и трое их детей. Тётя Таня с дядей Лёшей были ахуеть какие профессионалы в плане бухары, а их дети были самыми вшивыми детьми на свете. В прямом смысле. В общем, в один прекрасный день мы с Машкой повстречали всю эту удалую тройку возле песочницы, куда вшивые дети регулярно наведывались с целью выкопать там клад, и неосторожно обозвали их «пиздюками», за что и поплатились. Завязалась потасовка, в результате которой соседские дети отпиздили нас с Машаней своими лопатками, и наградили нас вшами. Пиздюли мы соседям ещё простили бы, но вот вшей – хуй. Ибо наша мама, недолго думая, тупо побрила меня и сестру налысо. Ну, почти налысо. Так, газончик какой-то оставила, для поржать. Я, например, стала ходить в школу в платочке, за что получила в классе погоняло баба Зина, а Машаня вообще получила психологическую травму, когда улыбнулась в зеркало своему лысому и беззубому отражению.
13 августа 2008
До морей мы таки добрались. Серега научил, как гаишников избегать. Он как на тебя смотрит, говорит - ты в носу ковыряйся – ему противно станет, он не остановит. Ну я то парень креативный ниибацца, начал импровизировать – к посту подъезжаем, я козюлю достаю и в рот. Один так сцука блеванул даже. Доехали кароче, без страховки, без техосмотра, с тонировкой в ноль, но доехали.

Ну зачем ездят в Лазаревку вы знаете. Уж точно не за морем. Какое там нахуй море? В Лазаревку ездят за блядями. За бюджетными отечественными блядями в ассортименте. А что еще нужно простому пацану на курортах черноморского побережья? Можно конечно поехать и в Сочи, но там дороже, и ехать дальше по серпантину. А у меня девятка сука глохнуть начинает, как нагреется.
Термостат говорят не открывается. И ручник у меня не держит. И еще сцепление по дороге мы с Серегой попалили. Ну точнее он попалил - я то всегда с проворотом и свистом трогаю, поэтому и колеса передние лысые.