Скрыть:

Букв действительно много! НО ЗАТО Какие!!!

Предыдущие поколения, уже прошедшие военные лагеря, стращали нас шмоном: дескать, на обратном пути офицерьё перед погрузкой в вагоны распишется на каждой найденной бутылке спиртного, которую потом надо будет предъявить на госекзамене в оригинале и нераскупоренной. С поправкой на это, гонцы накануне закупили по три предельно допустимые дозы ГСМ, при этом треть была оставлена в рюкзаках в качестве обманки, треть разлита по фляжкам и распихана по трусам, а остаток ждал до последней секунды в ячейке автоматической камеры хранения (благо, они находились прямо на перроне сердобского вокзала, и спрыгнуть-открыть-забрать-запрыгнуть было гавноу проблем, что мы на пару с Андрюхой Далецким в конечном счете и сделали).
Пазнакомился я на рок-канцэрте с эмо-тёлкай. Правда, прежде чем знакомиццо, руку на сиськи положил. Насчупал фтарой размер. А она, дура, расстроилась. Ты, говарит, как фсе. Тока мясо ва мне видишь. И давай рыдать. А хуле? Они там размалёванные как хуйпрассыш и причоски как током ёбнуло. Ну, успакоил я её, пивасом угастил. Па ушам праехал, типа, Токио Готель - новый альбом – эма-культура. Пазвал в гости, травы депрессивнай курнуть. Прихоим ка мне, пакурили, баллады воткнули и давай на диване шырудить.

Я и так и сяк, а она, сука, как бревно, блять. Спрашываю, чо такое, бля? Ты, грит на билакаулица не пахош, волосы у тя кароткие и не тарчат нихуя. Я ей грю, а ты прицтафь, што я билкаулиц, тока как будта с армии пришол, ты миня ждала, а я сразу к тебе. Смарю, расслабилась, паплыла. Ты, грит она мне, тока гавари чонить па немецки. Ну я та полиглот, бля! О, Грэтхен, фикен, шванц, дасистфантастиш, бир, гамбург, репербан, бавариямюнхен, францбеккенбауэрбля! У неё тут проста каллапс случился. Глаза закатила, арёт «Еби меня герр Каулиц!» и бурна канчаит. За это представление она на мне патом фсю ночь прыгала, а я кагда канчал орал на неё «Шнелля, бундесвер, зольдатен, швайне, хэндэхох, ангеламеркельбля!», и она снова канчаит. Я себе потом словарик немецкого прикупил. И кагда она снова заходит я ей на пароге прям так говорю «Гебен зи мир битте айне пакунг кондомен!» и она прям в каридоре атсасывает. Вот она сила знаний!
Не секрет, друзья, что денег не хватает. Не хватает всем. И мне не хватает, и тебе. И чёрному не хватает, и жёлтому. И синему, и зелёному. И каждый вынужден себя в чем-то ограничивать, чтобы концы с концами свести. Один старичок заплатил за газ, свет, тепло и теперь будет каждый день бриться и в собес ездить со школьным проездным. Второй цветы купил, мартини купил, а на гандоны не хватило. Сидят теперь, телевизор смотрят. Третий очень хочет купить металлургический комбинат в Индии, и условия вроде хорошие, и цена пиздатая, но для этого придется продать футбольный клуб, а тогда перед поцонами с Ист-Енда будет неудобняк, ибо зуб дал что кубок лиги в этом году возьмет. И это его тяготит и лишает сна. Четвертый выпил два боярышника, а на третий не хватает хоть уебись. Взял зеленки, стоит в сторонке, репу чешет. А пятый трудится в сфере гей-сутенёрства и для него фраза "сводить концы с концами" – не просто слова.
Словом, всем непросто.
Вот и Вовчанга стоически тянул лямку жизни, гружёную семьей с двумя детьми, ипотечным кредитом, перманентным ремонтом и алкоголизмом. Дети просили жрать и велосипед, жена требовала цветов и новые обои, ремонт требовал перфоратора. Платежи по ипотеке вошли в вовчангову жизнь надежно и регулярно, как менструация. И лишь алкоголизм ласково и крепко, как руки негра, обнимал Вовчангу, прижимал к груди и вел вдаль, к сверкающим мирам. Но тоже сука за деньги.
Законы США уже давно, мягко говоря, вызывают улыбку. Большое количество штатов, а в каждом предусмотрены свои законы, норма для американцев, но иногда законодательные акты доходят до абсурда. Или это только мы их так воспринимаем, а на самом деле все так, как должно быть? Ведь если задуматься, в каждой шутке есть доля правды. Давайте обратимся к фактам и слегка коснемся правил дорожного движения.

Как относиться к тому, что о старых законах иногда просто забывают, и они продолжают регулировать реальные ситуации? На территории штата Пенсильвания до сих пор действует правило, предписывающее автомобилисту при встрече с гужевым транспортом спрятать свой автомобиль под покрывалом. Ну а если лошадь все равно испугается, вам необходимо в экстренном порядке разобрать свое авто почти по винтикам и надежно укрыть в близлежащих кустах. Как вам такая перспектива?
Эпиграф:
Как бы мне её назвать? — раздумывал Карло. — Назову-ка я её Буратино. Это имя принесёт мне счастье. Я знал одно семейство — всех их звали Буратино: отец — Буратино, мать — Буратино, дети — тоже Буратино… Все они жили весело и беспечно…

***
Папа Карло ходил по каморке взад-вперед, периодически попинывая связанного Буратину...
- Сука, подонок, мразь ! Гнида дубовая ! Пень гнилой, йоб твою ....
Буратино мычал, пытаясь одновременно выплюнуть кляп и оправдываться.
- Как ты мог, долбоеб деревянный, азбуку проебать ?! Да я ради неё свою дубленку продал !!! Я, бля, зимой теперь мёрзнуть буду, ты это понимаешь ?! Да мне придется тебя, чурку, на дрова порубить !
11 ноября 2008
Забавные сюжеты


Фантастика

Aвтослесарь придумывает гиперпространственный двигатель и приделывает его к своему автомобилю. После этого автослесарь развивает третью космическую скорость, выходит за пределы солнечной системы, где его оштрафовывают внеземные гаишники. Автослесарь горько плачет над однообразием мира и возвращается на Землю.
Это было в прошлом году в Париже.

Наша гостиница находилась в Латинском квартале. Встав с женой пораньше, решили пройтиться через весь город к Большим магазинам на Больших Бульварах.
КТО решил, думаю, понятно.

Сойдя с моста Менял, немножечко устали, решили устроить второй завтрак.
Присели в кафешке в самом начале улицы Сен-Дени. Попили, поели ( я рюмец проглотил, невзирая на протесты. «… С утра!!!… С утра!!». Подумаешь – «с утра!» Если жрать можно, то и выпить – не грех.)
Кофе, счёт, деньги. Вытаскиваю бумажку пятьсот евро. (Так получилось, что карты не было, менял деньги сверхспешно перед вылетом и всё по 500 евро. Долго объяснять.). Официант вылупился, что-то залепетал. Я по-французски знаю слов пятьдесят, понял, что с бумажкой не слава Богу. Вытащил другую. Лепечет дальше. Вышел хозяин. После длинных разбирательств выяснилось, что были случаи подделок крупных купюр и маленькие кафе и магазинчики купюры по 200 и 500 евро не принимают.
Ну и чего?! Да ничего. Стоят впятером, даже повар вышел. Лепечут.
- Идите, меняйте, - говорю.
- Сам, рюс, иди меняй, - отвечают.
Нифуясе… французский сервис…
- Слушай, а вот был у нас друг один. Митюней его звали. Помнишь? – я достал из ведра с водой и протянул Вовчанге еще одну банку пива.
- Как не помнить, – Вовчанга взял банку и снова растянулся на нагретой гаражной крыше, - Замечательно помню старика. Занял у меня в четверг лопату и выбыл из зоны доступа.
- Ту лопату, что с дензнаками? – не верил я в вовчангову доверчивость.
- Да не, - отмахнулся тот. - Штыковую, с долгим череном.
- Ну и что он там роет? Окоп от немца? Свёклу сажает? Кабачок шинкует?
- Лишь бы не носил на ней ничего. Волнуюсь я. Ехать на дом надо, узнавать. – Вовчанга поднатужился и сжал пустую банку.
- В прошлый раз она нас чуть с лестницы не спустила, когда мы чучело Митюни домой доставили, помнишь? – я снял набалдашник с трубы вентиляции заклятого гаражного соседа и вылил в неё воду из ведра.
- Ага. Забавно было. Табуреты жёсткие у них. Ребра до сих пор помнят. – Вовчанга подошёл к трубе и добавил сколько смог от себя. - Ладно, поехали.
Митюнина жена нас встретила приветливым взглядом из-под бровей.
- Вы, – отрезала она сходу.
Решил я, ребята, стать охотником. И рыболовом. И сука собирателем ещё, до кучи. Метко бить птицу, гусей там, уточек, тетерей разных. Лося стрелять, кабана и белку в хитрый ленинский глаз. Двенадцатым мужицким калибром. Ловко выуживать из речной пучины злых щук, хитрожопых сомов и похуистических раков. Бродить по осеннему лесу в тирольской шапке, прихлебывая спиртное из фляжки, ссать на муравейники и барсучьи норы. Красота!
Планы требовали реализации. В ходе консультаций с бывалыми прояснилось, что для формирования меня как полноценного члена охотничьего братства необходимы такие элементы имиджа как охотничий билет, обмыть, ружо, обмыть, ебические сапоги и обмыть. Пытливый читатель конечно уже догадался, с какого пункта решено было начать процесс обращения. Засиделись дотемна и верный Вовчанга остался ночевать у меня. Жены общались по телефону и лили яд.
Дальше дело пошло легче легкого. Билет охотника и рыболова мне принесли в условленное место в обмен на фотокарточку, тыщу рублей, две водки и селдь. На радостях выпили. Ночевал у Митюни. Жены роптали.
"В 18.27 около здания речпорта. Важное дело. Приходи один и без оружия". SMS такого содержания всочились в наши с Митюней телефоны полуднем рабочего дня жаркой июньской недели.
- Совсем умом отощал наш Вовчанга – думал я, прилаживая за голенище кроссовки пятидюймовую выкидуху – Пора искать мозгового доктора.
- Чёрт, может Ромэро позвонить, пистолет до выходных занять? – размшлял Митюня, размещая в рукаве обмотанный изолентой обрезок водопроводной трубы.
Мы встретились в шесть пятнадцать, сдержанно поздоровались, причём Митюня выронил трубу на асфальт, остранились в тень и стали охлаждать системы пивом.
- Чего он нас позвал? – Митюня снова угнездил свою дулу в рукаве – Не иначе как опять охвачен приступом идеек.
- Наверное, туристов потрошить предложит – я окинул взглядом площадь – Вон их сколько слоняется, заботой неохваченных.
- Втянет, ой втянет он нас в подпольный рынок речного песка.
- Или будем речную воду по бутылкам разливать. Под элитными, разумеется, марками.
- Смотри-ка – Митюня вскинул руку и снова выронил трубу.
Разные бывают профессии. Кстати, Вениамин, - протянул мне руку с длинными тонкими пальцами худощавый волосатый субъект. Я мирно потягивал крепкое темное пивко, сидя за стойкой провинциального бара субботним вечером. Скажу честно, такое начало беседы меня сильно заинтриговало, поэтому обычный эквивалент "идите нахуй, мне и так заебись" я в этот раз не произнес.
- Излагайте, - коротко произнес я, пожал протянутую руку и отхлебнул глоток на треть кружки. В носу защипало. Чтобы скрасить невольно возникшую паузу, я тихо рыгнул.

Мой собеседник поморщился той брезгливой миной, с которой люди искусства смотрят на недалеких простаков. Но моя доверительная открытая физиономия, окаймленная короткой рыжеватой бородой, помогла продолжению беседы.
- Я, извините, работаю со скрипкой.
- Лабух что ли? - Я уже готовился послать его к чертовой бабушке.
- Типа того, но не с обычной. Скрипкой-мастурбатором.
- Это как? - Мои глаза стали заметно округляться. Засунуть в пизду флейту - это запросто, ну там загубник от волынки, можно себе представить, барабанные палочки - это заебись, но скрипку.