Скрыть:

Всё началось, когда, как это иногда случается, Света, секретарь генерального вызвала всех начальников отделов типа на совещание. Наш главный дедушка сподобилса съездить в москву на семинар по управлению кадрами и теперь дрочил от нетерпения излить на нас полученную житейскую мудрость. Мы и сидели теперь блять как пингвины за пошарпанным столом для заседаний, водили пальцами по липким кругам от чая и пива, и зевали. А тем временем, босс пиздел чего-то несусветное про корпоративную культуру, мотивации и ещё какую-то хуйню. Было скучно до безобразия, пока босс не заключил:
-… но вот я потом поговорил с руководителем одной корпорации и он открыл мне по секрету ключ успеха, чтобы все работали как надо. Он звучит просто, простите за грубость: «ебать их надо блять без вазелина чтоб шевелились… чуть что сразу на ковёр к себе и ебать!». Знаете, я долго думал над этим на обратном пути и пришёл к выводу, что в таком подходе есть рациональное зерно. Поэтому, дорогие коллеги, я купил за счёт нашего завода этот ковёр, который вы уже все видели, рад что он вам понравился. Так я не намерен больше прощать ошибок в работе! – мы переглянулись и покосились на ковёр, а он продолжал – но есть одно НО: я не могу ебать мужиков, воспитание не позволяет. Поэтому мы поступим следующим образом… Я возьмусь на кадровую работу с женской половиной персонала, а вами – он сурово зыркнул на нас с Лёхой и Мишкой, видимо займётся Светочка.
Чоппер/Круизёр

Пра мацацыклы

Круизёр, сцуко, длинный. И тяжелый. Как на нём ездят на дальняк - не догоняю, потому что сидеть, песдетс, как неудобно. Подножки низко, руль высоко, сдувает и не рулицо. Поэтому ездит круизёр чаще всего прямо и медленно.
Цилиндров у круизёра обычно два, но это не "Днепр". "Днепр" - это река или самогон, свежий навоз и 15 пассажиров с люлькой, а круизёр - это трактор "Беларусь" на холостых и разъяренные владельцы ненастроенных сигнализаций. Правильный круизёр всегда можно услышать издалека по характерным пищащим звукам.
Каждое утро одно и то же. Построение, физические упражнения в холодном зале под орущее радио, или, что еще хуже, под аккомпонимент старого раздолбанного пианино… И конечно же дикое желание спать, согреца и утолить голод… За что спрашиваеца? За пару доведенных до истерики нянек? Слишком жестокое наказание…
Все когда-нибудь кончается, кончается и это, но только для того чтобы начаться снова завтра, послезавтра и всегда… Детей построили парами и повели на кухню. День непредвещал ничего, кроме мучений, подобных этим. А пока завтрак… Проклятая баланда, которая не желала лезть в горло…

Вовочка лениво поковырял алюминиевой ложкой жиденькое говнецо, стыдливо называемое здесь манной кашей, посмотрел на сидевших за его столом детей, и отодвинул от себя полную тарелку, жестом напаминающем отбрасывание дохлой крысы. Воспитательница, ходившая между рядами, заметила это и наградила его легким шлепком по стриженному затылку. А зря. Ребенок медленно оглянулся через плечо и исподлобья посмотрел на Марью Ивановну. Все дети разом перестали есть, и как один, внимательно следили за развитием событий.
Утром 1 сентября за окном затрещали ебучие фейерверки, разбудили собаку, та начала гавкать мне на ухо. Я встал, посмотрел в окно - там перед местной школой была торжественная линейка - и начал ностальгировать.


Какое же это было охуенное время - школьные годы. Все, что происходило, казалось таким важным и было так эмоционально насыщенно. Я до сих пор помню все: как пернула в первом классе девочка, сидящая со мной за партой, я тогда заржал, а весь класс подхватил. Как меня наебали в том же первом классе старшеклассники, выменяв мой блок жвачки (а в то время "Том и Джерри" были на вес золота) на коллекцию календариков. Как я в начальной школе нашел в спинке стула матерные стишки на бумажке и, пребывая в культурном шоке, выучил их наизусть:
"- А-а-а! – шум цеха перекрыл взволнованный вопль кладовщицы Лиды. – А-а-о-а!
Я схватил её за плечи и несколько раз энергично встряхнул, как жадный ребёнок трясёт чужую копилку:
- Что случилось, Лида? Дефолт? Саакашвилли у ворот? Женская менструация?
- Палычу голову хуем пробило! Убило нашего Палыча хуем-то! А-ы-а! О-у-о! Хуем головушку проломило!!!
- Да не пизди, глупая баба! – я оставил её и бросился к станку токаря шестого разряда Палыча. – Не может хуй голову проломить! Тем более коммунисту!
У станка уже собрался народ. Товарищи молча обступили мертвеца. Тот лежал почти целый, не считая действительно проломленного седого жбана. Витала атмосфера срыва месячного плана. Фрезеровщики скупо рыдали…
План в тот месяц мы конечно обосрали процентов на тридцать. Лида перевелась в малярный цех и там сторчалась на ацетоне. А какой шутник зажал в шпиндель палычевого станка полуметровый каучуковый хуй, что, раскрутившись, погубил токаря, так и не узнали."
Тут коллега на свадьбу пригласила. Почему-то, блин, меня одного из офиса. Хотя ебали её, вроде, все мужики с работы. Ну и я разумеется. К слову, Танька немного не в моём вкусе. Толстовата, сиськи дряблые, чувство юмора своеобразное, пограничное, я бы сказал. Выебал. Из коллектива выделяться не хотелось. Я ж на хорошем счету в кампании.

И всё же, почему я? Что она нашла особенного во мне? Я размышлял об этом в оставшиеся полдня перед Танькиной свадьбой. Думал, пока чистил зубы, тужился на унитазе, пока готовил завтрак, пока гладил рубашку и брюки. Даже пока дрочил, тоже думал. И не находил ответа. Хуй мой - обычный. Короткий, пятнаха где-то, плюс-минус пару дюймов. Рыгаю. Моюсь и бреюсь по воле случая или скачков настроения. Дрочу опять же. То есть, ничем из коричневой массы таких же офисных крыс не выделяюсь. Что ты хочешь от меня, Татьяна? Чего же ты ждёшь? Какую подляну готовишь, сука?
С минуту помялся перед зеркальной дверцей шкафа. Пиджак вроде больше стал, болтается как-то нелепо. Растянулся будто. Штаны погладил, носки сменил. Щетину с лица сбрил. Нормально, ёпта! Галстук – нахуй. В магазин же иду. Выгляжу не мерзко и этого достаточно. Туфли ободранные маркером закрасил. Порядок.

Этот магазин недавно здесь открылся. С месяц кажется. Витрина красивая, светящаяся вся. С картинками. Я когда с работу иду, всегда немного притормаживаю. Чтоб посмотреть. А зайти всё не решаюсь чё-то. Не так меня, наверно, родители воспитали.

По дороге заскочил в рюмочную. Несмотря на ранний час, там что-то делали несколько синегалов. Быдло типа меня. В три приёма хуячу стакан водки. Для храбрости, говорят, помогает. Вроде подействовало. Я как будто стал Шварцнэгером или ВанДамом. И почему говорят, что водка это плохо? Водка – это не плохо.
Способы охоты на:

1. Медведя
Покупаешь 20 банок гороховой каши, идешь в лес, открываешь, бросаешь в берлогу. Если медведь тупой (90% случаев), он сразу все сжирает. Если умный (10%) - спросит, от кого подгон, скажешь "гринпис" или "единая россия", у него больше вопросов нет. Сидишь у берлоги тихо, ждешь, когда он там испердится до посинения. Как только возле берлоги подснежник первый завянет - бросаешь в берлогу спичку. Соскребаешь хорошие куски с деревьев, уносишь. Или убегаешь от горящего медведя, как повезет.

2. Зайца
Покупаешь мешок соли, ходишь солишь везде траву. Заяц нажрется, начинает бегать на водопой. Примечаешь его тропинку, ставишь на ней мышеловку. Заяц с мышеловкой на ноге бегает уже медленней, с двумя мышеловками еле ходит, с тремя сидит плачет, свободной рукой показывает, что сдается. Подходишь, надеваешь ему четвертую, связываешь руки ушами, несешь домой. Дома показываешь ему духовку. Если заяц тупой (70% случаев), то туда ему и дорога. Если умный (30%) - то будет плясать тебе вокруг елки и стучать лапками в барабан, сколько надо. Дашь потом морковку, отпустишь. Или в духовку. Если плохо вокруг елки плясал.
Вот я и дождался того момента, которого боялся лет с двенадцати. В пятницу слегка датый папа ввалился ко мне в комнату и торжественно произнес:
- Сынок, ты стал уже совсем большим и тебе пора знать, откуда появляются дети.
Я поспешно захлопнул страничку порносайта с фотографией, на которой охуевший школьник ёб весь педсовет. Достоинства местных училок я сравнивал с развитыми сиськами моих школьных подруг.

- Отлично папа, давно пора, сказал я с постным лицом, усиленно изображая интерес. Я слушаю.
Интересно: аисты, пчелы или вольный пересказ учебника биологии? - подумал я. И приготовился слушать.
- Эээ, я не большой мастак рассказывать, - сконфузился папа.
Я отлично знал, что мать послала его разговаривать со мной в отместку за то, что он в воскресенье с утра смылся с мужиками на рыбалку вместо обычной уборки. Поэтому я решил пойти ва-банк.
- Пап, а может быть, вы с мамой покажете? - подмигивая, произнес я.